rustyrat: (Default)
Да, я девочка-фанатка, ха-ха.

Война кончилась, Ястреб. С Днем Рождения.
rustyrat: (Default)
На моей памяти немного того, за что стыдно.
Волею судеб, "воспитания" и асоциальности в этом списке нет хрестоматийных "проснулся хер знает где, голый и с оленьими рогами, приклеенными к спине", зато благодаря так и не искоренной привычке раскапывать собственную лажу, мозг хранит кучу отдельных, мимолетных слов, взглядов, жестов, мыслей, от одних только бледных воспоминаний о которых уши начинают метафорически пылать, затмевая сверхновые.
Одним из наиболее ярких образов был бокс с дивидюшником ГТА Сан Андреас. Легендарная в свое время игрушка, по сей день считается чуть ли не классикой, однако речь не о том.
Бокс одуряюще пахнет пластиком - он даже не пиратский, честная лицензия, яркая, красивая. Четыре с половиной гига углепластика, Сидоджи и отменно охлажденного трахания. Он лежал у меня больше полугода, бездействуя. Ранее, летом, мне оставил его, уезжая в Мкадье, "друг".
Нет, я не сломал его в порыве ярости за школу пилотов, не потерял и вернул в целости и сохранности, даже не запыленный.
Стыдно мне было за обстоятельства его обретения.
Мой комп на тот момент не умел дивиди. Грязно-белая коробка с третьим пнем, полугигом и, кажется, джифорсиной-два-эмыкс попросту не обладала нужным приводом - в ней мирно доживал свои дни нековский сидюшник на пятьдесят два, который и причитающиеся по долгу службы компакты читал через раз.
Вы все еще не догоняете, что за херню я несу. Сорри, мне непросто рассказывать. Да, смеяться можно. Итак.
Вышеупомянутым летом, в день, фактически, отъезда "друга" я зачем-то вцепился в бокс. Я видел, что в нем живет, как разлетаются головы старушек от заряда дроби и сколь прекрасен квадратный равнобедренный стриптиз. Не то, чтобы я был впечатлен, и на харде ждал очередного прохождения Макс Пэйн, но что-то вступило в мою тупую голову и я возжелал ГТА.
Нет, я не извивался в мольбах перед родителями, выпрашивая дивиди-драйв, не страдал извращенной трансплантологией с флэшками, я просто попросил оставить мне бокс, аргументировав это тем, за что мне, собственно, и стыдно. Я сказал "А вдруг запустится?".
Да, еще раз, смеяться разрешается.
А вдруг? А вдруг, блджад, частота инфракрасного лазера подскочит на сраные семьдесят терагерц - просто так, случайно! Вдруг двд окажется суперновой сверхсовременной мутацией сиди. Вдруг это обычный сиди, на который волшебной хакерской ногой уместили четыре гига вместо семиста метров.
Вариантов "вдруг я завтра найду труп школьного учителя рисования, а рядом с ним будет валяться новенький двд-драйв" я не рассматривал, ххха, вот ирония, в силу их абсурдности.
Я целиком полагался на то, что вселенная сжалится пред моим неистовым желанием пиздить тачки и давить шлюх и немножко нарушит собственные законы.
Весной следующего года я спонтанно все-таки заимел этот чертов привод и, возвращаясь с заветной коробкой, прямо по пути домой забежал к знакомому и нагреб десятка три пираток с кеном - всякими гарепоттерами, хрониками риддика и прочим ширпотребом и следующая неделя была целиком посвящена благоговенному скармливанию блестящих печенек белому зверьку.
Про ГТА я вспомнил далеко не сразу, зато, вспомнив, влип в неё по уши. Настолько "по уши", что сратый сан андреас был прописан у меня в автозапуске, а звуком заставки меня теперь можно будить по ночам - проснусь мгновенно и вмажу, чем придется.
Я не люблю серию ГТА - как парадигму, как воплощение и как франшизу. К "побратимам" вроде Мафии, Сэйнтс Роу и всяким Слипинг Догз отношение плавает, варьируется, но на трехбуквенное творение рокстара реакция стабильно-негативная.
Без понятия, что заставило меня тогда вцепиться в это дерьмо, но это стоило мне многих часов самоуничижения.
"Вдруг", блять...
Фу.
rustyrat: (Default)

Ненавижу смену сезонов. Особливо ненавижу переход зимы в весну, честно говоря, но за такое признание меня заклюют любители шепота талых ручейков и плачущих сосуль. Посему решим, что переход лета в осень я ненавижу сильнее всего. Еще со времен школы, которая, трясця её фундаменту, по сей день стоит за три километра от места моего тогдашнего обитания. К чему я о расстояниях? К тому, что сейчас еще упомяну бабушку, которая превосходно владеет техникой тактической истерики и стратегических точечных скандалов.

Каждое утро я вырывался из дома, облаченный во все самое теплое и непродуваемое, что можно было на меня нацепить без угрозы вызвать сомнения в душевном здравии. Потому что уже осень. Потому что ветер на улице страшенный — аж ветки не шевелятся. Потому что дождь вон собирается. И холод там — градусов десять. Плюс, правда, но заболеешь, лечить не буду, слушай меня, одевайся теплее, в могилу меня сведешь, неблагодарный!.. И вот, стоя на автобусной остановке, я подражал своему пуховику — дулся. Мне было жарко и, добравшись до школы, я вряд ли мог похвастать благородной бледностью лика, а распространяемый мной аромат, подозреваю, был далек от заявленной олд спайсом "морской свежести". Моим настроением можно было заправлять ракеты и, наверное, я бы даже извинился сейчас перед теми, кто попадал под выплески негатива, если бы им не было так похер.

Но это еще не финал. Мы же прекрасно знаем, как любит сентябрь (да и октябрь зачастую) похандрить моросью с утра, к середине дня распогодиться и зарядить полноценные двадцать, штиль, и солнце, безжалостное, аки марвеловский Циклоп с базедовой болезнью, выпаривает из промокшего за ночь дерна горячий туман. Вот сквозь эту адскую баню я шел домой. Да, шел. Те самые три километра. То, что в итоге вваливалось в квартиру, очень хотелось закинуть в барабан сушилки и в холодильник одновременно. Наверное, я никого тогда не убил в таком состоянии лишь потому, что был слишком утомлен. Ну и из мокрых рук любое орудие выскальзывало. Бы.

Но и это еще не финиш. Вторая половина сентября любит ветра. Легкие бризы, порывами переходящие в гребанные тайфуны. Угадайте, что происходило, когда такое "дыхание атмосферы" овевало ковыляющий вдоль шоссе кусок школоты? И кусок получал очередную порцию "я же тебе говорила", картофельных ингаляций и каланхоэ интраназально и снова бесился от феерической нелогичности происходящего и собственного бессилия.

К чему я это...

Меня снова накрывает ощущение окружающего пиздеца и рук не опускающихся даже, а придавленных собственным трупом.

Я снова угодил в ошметки собственного прошлого, а именно — моего псевдоимиджа бесчестной болтливой глумливой скотины с весьма извращенной, но неколебимой, а оттого еще более мерзкой, моралью. Прекрасный выбор и отличный образ, я считаю. Весьма мне помог. Тогда. Видимо, пиарщик из меня херрровый с "р" в периоде, а водолаз-греховодник моей бабушки был эстонских кровей, ибо на полную мощь тот инфопосыл выходит только сейчас.

Раз за разом люди, услышав, подслушав, узнав или предположив, что я сотворил что-то нехорошее, не сомневаются — а с чего бы? а точно ли? а все ли так? а был ли вообще мальчик? Людям не нужна полная информация, не нужен мой голос, контекст или декорации — у них есть посыл и есть я в качестве карт-бланша на осуждение, освистание, обиды, презрение, отвращение и ненависть. Если бы я был чуть более романтик и чуть менее трезв, я бы сейчас непременно ляпнул что-то типа "слышишь мое имя — подозревай худшее". Но как-то уже не актуально. Мои лучшие — худшие — дни прошли нахрен и ощущение собственной инакости и омерзительности перестало быть необходимым для функционирования. И, по идее, ныне я имею полное право, поймав подобные "непонятки", становиться в позу оскорбленного Ильича и вопрошать "да как вы могли, как посмели подумать...."

Могли.

И посмели.

И вы подумали — потому что это я. И вы меня знаете уже много лет и помните ублюдка и засранца, «ничё святова», облака по колено, море по хер, мерзкая ухмылочка и самомнение заоблачное.

И вы имеете право.

И мне остается сидеть и понимать, что хрен я что сделаю. Хрен докажу что-либо, восстановлю честное что-то там и очищу поруганное еще что-нибудь. Я уже проиграл. Вы уже думаете, а значит, я дал вам повод, основания, зеленый свет и семь футов под килем. Я для вас нечто на десять фатомов ближе к аду. И пока я не переселюсь на семь футов ниже уровня родины, мне с этим жить. И я почти привык, честно.

Грустно то, что подобному оказались подвержены все, знавшие меня достаточно долго. Маловажно, что за человек, с какой стороны и насколько близко знаком с моей гребанной персоной — никто не застрахован. Я в ваших глазах могу все, способен на все и не остановлюсь ни перед чем.

Кажется, где-то здесь мне должно быть лестно.

rustyrat: (Default)
Меня лечили всяко.
Мне снижали порог нервной возбудимости вкусными таблеточками, от которых я засыпал посреди фразы. Мне купировали депрессивную фазу МДП флуоксетином и глушили апато-абулический синдром им же. Со мной даже вкрадчиво беседовали, поражаясь, что я с радостью вникаю в суть задаваемых вопросов и с видимым интересом поддерживаю диалог.
Однако абсолютное большинство психологических, психотерапевтических и, что самое веселое, психиатрических инструментов эффект произвело слабый и невыразительный. Видимо, я настолько самовлюбленная и самоуверенная скотина, что легкие касания вдумчивого самоанализа вправляют мне мотивацию и самоконтроль куда надежнее, чем фармакопейные копейные фаланги.
А еще более необычно то, что оный самоанализ тем более эффективен, чем более он "само". Сиречь, стандартные приемы, хрестоматийные методы и новые парадигмы самокопания, описанные кем-то, сработают куда как хуже, нежели что-то на ходу придуманное, кривое и разрушительное в силу моей малообразованности в вопросах психотерапии и отъявленного пофигизма к правилам психоанализа.
Например, от весьма неприятного психоза с социальными и физиологическими проявлениями я пытался избавиться почти месяц, куря разнообразные мануалы и уговаривая себя не начать хомячить химию. Но положительный результат принесли несколько часов  банального анализа ситуации.
От застарелой, глупой и весьма неудобной фобии анализ не спасает, это что-то на подсознательном уровне, так что через пару недель отчитаюсь о том, насколько помогла агрессивная терапия - разумеется, "моего изобретения", принцип которой, кстати, строго не рекомендован к применению вообще и фактически запрещен к моему психотипу, акцентуации и проявлениям.
Попытки же следовать советам из журналов, интернетов и умных книжек обычно заканчиваются мелкими, но отчетливыми провалами. Вместо подъема самооценки случается запой, желание переоценить реальность выливается в крах видения мира, а невинные ивенты вызывают саркастический хохот в лучшем случае.
Буквально на днях вспомнил, как собирался написать письмо себе самому в прошлое. Этакая психологическая хрень, якобы призванная утвердить тебя в мысли, что добился ты многого, совершенные ошибки были не критичны и вообще тот прыщавый сопливый мудак описался бы от счастья, увидев, во что он вырос.
А вот х..й вам в белы рученьки(с)
Статейка, в которой я это подсмотрел, предупреждает, что чаще всего у людей при попытке обратиться к себе скольки-то-там-летнему получается какой-то солюшен - "с Котовым не водись, он тебя сдаст классной", "Шостаковича в третьем классе все-таки выучи, а то вместо него дадут Огинского, которого ты возненавидишь еще больше" - гайд, блин, по прокачке перса. Ну или это превращается в сборник мутных и нудных советов типа "всерьез подумай, стоит ли тебе поступать именно туда, куда собрался, быть может следует задуматься о иной профессии".
А у меня вышло что-то странное. Начало было легким и обнадеживающим, прям как в пендосских сериальчиках - "Да, парень, это я, в смысле ты, и да, у нас зеленые волосы. И были фиолетовые, синие, красные и не только на голове, так что донт ссать, ты будешь если не крутым, то прикольным точно". Но потом, когда я вспоминал и размышлял, о чем стоит написать, легкость улетучивалась, как ацетон на ветру и начинало вонять пенькой и хозяйственным мылом. На какой-то попытке я поймал себя на том, что с трудом контролирую, что строчу, а когда перечитал - решил забить на эту идею болт; размера достаточного, чтобы скрутить вместе две железных планеты одноименными полюсами друг к другу.

"...чувак, сдохни сейчас, пока не началось, сдохни, пока не начал творить херню, сдохни, пока пиздецом еще только блазнится, сдохни, сдохни, сдохни или поменяй все к чертям, поменяй пол и смени крышу - протекла, но ты не сможешь, поэтому сдохни, будет много хорошего, ты научишься крутейшим вещам, откроешь для себя такие глубины ощущений, что вся твоя фантазия будет иррумирована одними только моими воспоминаниями, но оно того не стоит, сдохни, нет, вру, стоит, конечно, и мне сейчас очень хорошо, лучше, чем во многие дни существования, лучше, чем тебе там, у меня есть многое, о чем и не мечтал, ты вообще не мечтал о подобном, ты хотел другого, сдохни, тебе тут нечего ловить, ловить будут тебя и тебе это будет нравиться, поэтому сдохни, тут есть те, кто спросит, почему ты в говно и кто нальет добавить, есть те, кто будет пить заваренный тобой чай, быть может даже есть те, кто допьет чай из твоей чашки не на спор и не по ошибке, но чувак, ты можешь исправить все, просто сдохни, ты сделаешь лучше многим, ты сделаешь лучше мне, это парадокс времени, я дописываю строку - да, я пишу это вручную, пером, ты вырастешь снобом и дешевым пижоном, чувак - дописываю и понимаю, что ты не послушаешься меня, но все-таки сдохни, найди, придумай способ надежный и злой, натрия хлорида перорально полкило, тебя не откачают, просто поймай момент слабости и отчаяния и сдохни, прошу тебя, чувак, СДОХНИ И НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ЖИТЬ ЭТО..."

И я не в депрессии, не пьян и почти счастлив.
Но в тупике.
rustyrat: (Default)
Я сижу в уголке и тихо охуеваю. Фляжка опустела еще полчаса назад, но я все равно каждые три минуты порываюсь притушить окружающий пиздец глотком. Справедливости ради - это не спасало. Пиздец суров и практически осязаем, и не собирается сдаваться.
Я не знаю, как я оказался на хиппарьском флэте. Наверное, это талант - обнаружить в тринадцатом году кусочек шестидесятых и влезть в него. И, наверное, это проклятие - обнаружить, что тебе это, как минимум, не нравится.
Здесь странная атмосфера маниакальной депрессии и сюрреализма. Хрущевка-двушка, полысевший ковер на стене. Древний, как смерть, комп с третьим пнем на борту. Человек двадцать - я точно не знаю, люди постоянно приходят и уходят. Хозяина квартиры я так и не определил, все вели себя одинаково свободно.
Вокруг люстры нимбом кружится смешанный дым табака, травы и жженых волос - только что один из адептов фрилава в расстроенных чувствах решил побриться зажигалкой. Успешно.
Кто-то мучает гитару, но от алкоголя и не только неспособен зажать лады, поэтому на уши давит монотонный психоделический перебор.
На кухне - ученый спор под древний китайский кассетник. Я не знал, что такие еще живы - стереотипичные, обшарпанные, с одной выломанной декой, с перемоткой карандашом.
Спорят обо всем и сразу. Политика, современность и наука отметены изначально - для обитателей флэта это слишком простые темы. В ходу вечные нравственные дилеммы и чаще всего звучит слово "хороший" - хороший поступок, хорошая трава, хорошая погода и лидер - хороший человек. Определение "хорошести" не обсуждается, все исповедуют единые моральные принципы. Это пугает.
Собственно "спором" процесс назвали сами участники. Стороннему наблюдателю покажется, что на кухне беседуют единые разумом существа - стиль изложения, обороты, примеры и даже интонации одинаковы у всех. Даже случайно зашедший на кухню за зажигалкой слушает полминуты и вставляет реплику, идеально вписывающуюся в общий поток сознания. Это пугает еще сильнее.
Уже второй час дискуссия вращается вокруг остросоциальной проблемы ЛГБТ. Нет, никто не рассуждает, стоит ли активистам разрешать парады и браки, нужно ли ограничить их влияние на детей и прочую мейнстримовую чушь. Все делятся впечатлениями. Но геев здесь нет. И бисексуалов тоже. Шесть-восемь (число меняется) человек разного возраста вдумчиво и коллективно фантазируют об ощущениях. Моделируют, привязывают к уже испытанному и прогнозируют, "как же это будет". Попутно всплывают иные вариации - различные эксперименты с камасутрой и за её границами. Копрофилия была отвергнута в силу малочисленности поклонников, о некро кто-то заикнулся, но тут же сам признал, что затея гнилая во всех смыслах. Последние двадцать минут на повестке дня братья наши меньшие всех видов и размеров. Я очень стараюсь не прислушиваться.
Для меня секс перестал быть табу и терра инкогнита в очень нежном возрасте и некоторое время я гордился своей способностью размышлять и рассуждать на темы, вызывающие стыд, смущение, а подчас и отвращение у моих сверстников. До сих пор у меня странная индифферентность к проблеме удовлетворения как такового и способов его достижения. Но сейчас я в ужасе и больше всего хочу, чтобы эти люди сменили тему. И, кажется, я не выдержу. Сейчас я в очередной раз запихаю пустую фляжку обратно в карман, привстану и громко спрошу:
"А вы когда-нибудь корову в ноздрю ебали?"

Псих?

Aug. 19th, 2011 01:29 am
rustyrat: (Default)
Вспомнил на днях давно выявленную странную особенность собственных фантазий. Нет, не тех, что с синеволосыми девочками и огнеметами. И не тех, то и с тем и с другим одновременно. И не тех, в которых синеволосых девочек огнеметами... Короче, по порядку.


Фантазии есть у всех. Я не про единорогов-свадьбу-хайвеймен-и-гаусс-пистолет. Я про то, как наорал на тебя завкафедрой альма матер, причем наорал правильно, в принципе. Но в тебе утренним членом поднимается протест. И после ты мечтаешь, как на очередное его "Да с чего ты взял, что ты тут нужен кому-то, что ты особенный" ухмыльнешься, да так, чтобы он заткнулся посреди фразы. И скажешь "Смотри сюда, организм". И протянешь вперед ладонь, на которой тихо звеня, раскручивается файербол. И вот даже не важно, что ты потом сделаешь, спрячешь его обратно в карман и уйдешь, или резким тычком вколотишь прямо в пасть этому лысому тормозу, или даже взмахом кисти размажешь туго скрученный лепесток огня по воздуху и спалишь эту шарашку к чертям, сам момент превосходства тебя над всеми - это остается неизменным во всех фантазиях.


Пнул окружающих - врут, что никогда такого не фантазировали. Что никогда не мечтали на вопрос "а чо в сумачке-то, поцан", улыбнувшись, ответить "огнемет" и продемонстрировать, что не врешь. И что он заряжен. И что немецкий агрегат времен второй мировой вполне современно зажигает. И что я отвлекся нафиг от основной мысли. В фантазиях я - пафосный позер. Плевками тушу пожары и сбиваю вертолеты. Усилием воли вызываю землятрясения, месячные и такси. Рэмбо в облике интеллигента-неформала. И все меня боятся и я не хуй простой, скорее его антипод - Хуй Хитрозакрученный, с Винтом и Очень Мелкой Нарезкой. Не буду закапываться в предпосылки, ибо по Фройду все - хуй.



Marginallia. Девиз падшего ордена Космодесанта Тысяча Сынов - "Все — прах!". И как-то забавно он перекликается с окончанием предыдущего абзаца. Думаю, стоит замутить орден Вивисекторов Душ с примархом Фройденом и девизом "Все — ХУЙ!"


И ящитаю, что это нормально. Может быть, идиотски, может быть, незрело и по-детски, но мне нравится и жить легче становится.



НО



С достаточно давних пор и в силу впечатлительности меня посещают фантазии несколько другого плана. Да нет же, извращенцы, про такое я рассказываю только лично, на крайний — в личке.
Фантазии суицидальные. Изначально они откололись от наиболее масштабных вышеописанных, в которых фигурировали ядрены бомбы, вирусы-полиморфы в канализации, гигаслэйвы и прочие атрибуты крупного пиздеца. Я, как и положено, весь такой офигенный, всех спасал-убивал-плевал-на-них-на-всех, но и сам преставлялся, ибо файерболом ударную волну не остановишь. В подобном быть размазанным ядерным фугасом в дохера мегатонн — скорее труЪ и хэппи энд, сами понимаете.

Но когда-то в момент особо жестокой депрессии (и похмелья?), когда я предавался позволительным тину мечтам «а вот я лежу такой мертвый и непонятый, а они все такие жалеют», я врубился, что в состояние обожаемого всеми трупа (Император?) меня привела не классическая бритва-в-ванной, не асфальт тротуара под многоэтажкой и даже не правильно скрученная петля (не скользящая, она для мазохистов). Я себе медленно (!) воткнул под челюсть (!!) собственный крис (!!!). Если кто не осознал — я, панически боящийся боли недочеловек, который никогда в жизни не был нормально отпизжен, и соответственно, подобного так же не делал, неторопливо, чуть ли не наслаждаясь ощущениями, вгоняю себе в на редкость идиотское для самоубийства место экзотический и весьма своеобразный аутентичный клинок. При этом я превосходно сознавал, как выглядят трупы вообще и самоубийцы в частности. И что записки про «смерть — это красиво» не смотрятся рядом с посиневшим лицом, на котором гротеском застыла маска Гиппократа. И я кагбе думал о том, что я, весь такой с крисом в черепе буду возлегать в позе изломанного буратино в куче дерьма.

И вот это, господа, мне кажется весьма странным. То ли мое эго (да чсв же, называть которое эго — тоже проявление чсв) уже настолько охуело без окунания в дерьмо, что даже в депрессивных недоглюках, ориентированных на смерть, не приемлет простецких способов. То ли это мое подсознание намекает, что ничего этого не будет. То ли просто я ебанутый эгоманьяк (авотхуй, тут «чсв» не воткнешь) с мечтами недотраханного подростка шестнадцати лет, начитавшегося пейсателя.

Не прошу и, скорее, даже запрещаю объяснять мне, что жизнь охуенна, и что подобные измышления суть проблема. Прошу почесать репу и сказать — какогохрена? Нужен взгляд с очень другой стороны.
rustyrat: (Default)
Жил-был на свете парень. И вроде бы все хорошо в этой жизни у него было, но вот чувствовал он постоянно, что его либо недооценивали, либо из жалости общались с ним и говорили что он чудо, лапочка и душка, а на самом деле - чертов урод, чмо, подлец, тряпка и заучка. Конечно процентов 99 сего поклепа он надумал, но эффект уже имел место быть. Стал этот парень хоть как-то пытаться выделиться, выпендриться. Музыку стал слушать такую, что мало кому нравится да и ему самому тоже не очень - чисто ради того, чтобы чтобы поорать на противников, посраться со сторонниками да и вообще на любого иметь повод гавкнуть. Стал ни с того ни с сего наезжать на преподов - благо был на хорошем счесту в школе. Да и на остальной люд и прочее, что ни есть в этом мире тоже стал смотреть как на говно. Но тупо орать "вы все пидорасы, я - Д'Артаньян" для него было некошерно.Посему действовал он завуалированно, "подобно стилету из рукава", как он любил тогда выражаться. Высказывал свое мнение по поводу всего, причем мнение обычно отрицательное. И вроде бы и правильные вещи говорил, но уж больно резко и саркастично. А на попытки образумить выдавал что-то типа "это свободная страна имею право высказывать мнение обо всем а ты вообще отвали тебя это не ебет". И складывалось со временем так, что всех он этим заааатрахал. просто вусмерть. И даже стала близиться та ситуация, в которой он якобы находился изначально - "никто меня не любит, все презирают, надо МСТИИИТЬ"
Но парень вовремя образумился, осознал, что свобода слова вещь обоюдоострая и в следующий раз не ты филигранно и красиво рассечешь кому-то артерию а тебе меж третьим и четвертым воткнут кинжал, а то и просто булавой по кумполу шарахнут - некрасиво но смертельно. Да и сам он за период своего холивара против всех схлопотал пожизненный бан у большинства потенциальных мишеней, да набрал скилл, так что дуэли с залетными кайфа не доставляли да и вообще все это - ЛПП, а счастье суть мир, а не война.

Profile

rustyrat: (Default)
Rusty Rat

December 2016

S M T W T F S
    123
45 67 8910
11 121314151617
1819 2021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios